Павел Н. Завершение курса «Шляпа студента»

Как “Шляпа студента” изменила мою жизнь.

Курс “Шляпа студента” изменила меня не только в плане способности изучать новый материал и в дальнейшем его использовать, она изменила мой образ жизни.

Что было.
Я читал техническую литературу, выбирая из нее куски, которые я мог понять и как-то применить для реализации своей задачи. Пробовал читать не урывками, а хотя бы главами. У меня не хватало терпения и закапывался так глубоко, что не мог уловить суть того, что читаю. В детстве, читая книгу, я спрашивал, что означают слова, которых я не знал. Но тогда мало, кто знал из моего окружения, что это так важно. Как-то мне сказал отец: “Ты так много слов не знаешь!”. После этого мне стало стыдно спрашивать, что значит то или иное слово. Я пробовал заглянуть в словарь, но от одного его вида и объема становилось плохо. Читая книги я засыпал. Часто ощущал, что я не здесь. Вот я сижу в спальне с книгой, начинаю ее читать. Все хорошо. Читаю пять строк, вроде ничего, но интереса нет. Прочитал полстраницы и ловлю себя на мысли, что я мысленно на улице. Что там в тексте, не помню. Возвращаюсь назад на пол абзаца, все равно не понятно. Возвращаюсь почти к началу текста. Слабо вспоминается, что там было. Начинаю заново. Так, хорошо. Сейчас должно получиться. Читаю пять строк. Понимаю, что там, но слабо. Дальше опять ничего не понимаю. Как это можно читать? Полнейшая ерунда! Совершенно не интересно. А на улице как сейчас хорошо! Там еще голуби скребут за лоджии, отвлекают. Погулять охота. Ладно, что там с книгой. Как не охота читать. Ладно, попробую еще раз. Ничего не понятно. Да, хрен с ней, с книгой. Потом как-нибудь разберусь. Прошло время. Уже середина каникул, надо что-то прочитать. Сажусь и через 20 минут мусолинья первой страницы понимаю, что не получается. А что сказать отцу, когда он спросит, прочитал ли я что-то? А что скажу в школе? Не знаю. Ладно, придется выкручиваться. Прошло еще время. Осталось три недели до конца летних каникул. Открываю тетрадь с литературой, которую надо прочитать за лето. Смотрю на список и думаю то, что сейчас могу выразить только нецензурными выражениями. Состояние, когда корабль еще не утонул, но получил серьезную пробоину и моряк понимает, что в живых останутся единицы. Так, мне нужно хоть что-нибудь прочитать, чтобы хотя бы пару-тройку матросов выжило. Просматриваю список и выбираю самые короткие рассказы. “Шинель”, подойдет. Что тут еще есть? Эти еще сложнее. Ладно, читаю “Шинель”. Немалыми усилиями “Шинель” была взята. Хух, что дальше. Сейчас нужно отдохнуть. Одна неделя до конца летних каникул. Открываю список выбираю еще пару рассказов и стиснув зубы читаю их до конца за несколько дней. 29 августа. Это последнее воскресенье. Вечером расходятся друзья и браться. Наступает депрессия. Жизнь прекращает свое существование. 30-го я вспоминаю, что в августе 31 день. Хух, можно еще подышать перед смертью. 31 августа подготовка к выносу тела. Глажка костюма, цветы, все, что нужно для похоронной процессии. Вот он праздник 1 сентября. Кого хороним? А вот, всех, кто не прочитал половину программы на лето по литературе.

Переходное состояние.
Первое время меня отключало через минуту, после того, как я открывал толковый словарь Ожегова. Я прояснял саму процедуру прояснения слов. А в этой процедуре было море непонятых слов! Я спал, отключался. Это сравнимо с тем, как человек несколько дней спал по несколько часов и вечером едет после рабочего дня в метро. Вот он сидит, потом постепенно начинает сползать по креслу, заваливается на рядом сидящую девушку. Его голова спускается все ниже. Вдруг из руги вываливается телефон, бьется об пол. Парень резко подпрыгивает и начинает осматривается, все ли на месте. Но когда таким образом просыпаешься, то чувствуешь себя достаточно легко. Через некоторое время я начал замечать, что проваливаться стал все реже и на меньший период времени. Хорошо, апатия пройдена. Дальше пошли разочарования и протесты. Все эти словари мне напоминали неудачи в школе. Каждая не пройденная проверка по словам вызывала ощущение проигрыша. Особенно меня взбесила одна ситуация. На фронтальной проверке я ответил значение слова и как я считал, оно соответствовало словарю. Я тогда использовал словари Ожегова, БТС и Ушакова. А мне предложили почитать определение этого слова по Большой советской энциклопедии. Там одно слово на десять страниц расписано. Я старался в него заглядывать в случае крайней необходимости. А тут мне говорят, что я сказал определение слова не в соответствии с этим словарем! Да там весь рассказ “Шинель” может уместиться в одной дефиниции!

Прошло время, я стал прояснять слова с философской точки зрения, не задумываясь, сколько я потрачу времени на одно слово. Скука сменилась даже некоторым интересом.

Что стало.
У меня на мобильном телефоне установлено порядка 30 словарей. Каждый день я читаю книгу с прояснением слов тем методом, который я изучил. Кроме того, если я слышу в разговоре слово, которое мне не понятно, я тут же смотрю его в словаре или спрашиваю, что человек имеет ввиду. Тем более проясняю незнакомое слово, которое вижу в тексте. Либо текст вообще не читаю, если он для меня не так важен. Это уже на автомате, я не могу пропустить непонятое слово. Оно остается в голове и висит там до тех пор, пока я его не проясню. На самом деле непонятые слова всегда застревали в голове. Я просто не мог отследить этого и через некоторое время меня отключало, как и любого человека, получившего слишком сильную нагрузку.

Я также купил русско-английские словари. Сейчас читаю книгу на английском, чтобы попробовать этот метод для иностранного языка.